– Мне шестнадцать пылесосов «Циклон», десять кругов для циркулярных пил, восемь, нет, девять сифонов для газированной воды, сувенирные машинки – пятнадцать «Волг» и столько же «УАЗиков», плоскогубцы, стеклоочистители, сверла по металлу, наборы отверток, ножницы, гаечные ключи…

Полная неопрятная кассирша хозяйственного магазина с будничным видом пробивала товар, ничему не удивляясь: в 90-е, когда кругом все рушилось, на человека, покупающего шестнадцать пылесосов и одновременно коробку с сувенирными машинками, никто не обращал внимания. А чего удивляться-то; ясное дело – спекулянт. И действительно, мы с братом были спекулянтами, правда, начинающими: умные люди по большому секрету рассказали нам, что всякое железное барахло выгодно продавать на Западной Украине, и мы в погоне за пресловутым длинным рублем решили двинуть во Львов.

Мы быстро раздобыли денег на эту нашу затею, кто-то из знакомых одолжил нам немного долларов; обойдя кучу хозяйственных, мы, наконец, нашли на самой окраине Нижнего магазинчик, где «Циклонов» было завались (почему-то именно на них мы сделали ставку).

Итак, билеты на самолет уже были куплены, товар упакован (получились 4 огромные неподъемные сумки, в каждой из которых лежало по 4 пылесоса плюс менее габаритные предметы), оставалось символически выпить «на дорожку» и поехать в аэропорт. Одной бутылки на двоих было вполне достаточно; чокнувшись, мы опрокинули по стакану, мама перекрестила нас, и мы поволокли свой скарб до автобусной остановки.

Так получилось, что именно в этот день в стране были введены новые правила, по которым при посадке необходимо было предъявлять паспорт. У меня-то всегда все документы при себе, а вот брат, полный идиот, паспорт решил не брать. Что делать? Если отправить брата за паспортом на такси, на рейс он не успеет, да и денег у нас в обрез, чтобы на такси кататься. «Езжай один, там встретимся. Вылечу к тебе первым же рейсом», – пообещал пьяный брат, и я пошел на посадку. Отлично, лечу во Львов, в котором ни разу не был, тем более не торговал там пылесосами и сифонами для газированной воды. Впрочем, пылесосами я не торговал и в других городах и, скажу больше, я вообще никогда ничем не торговал, но идея все равно была хорошей.

Посмотреть статью:  Война глазами врага: Дембельский фотоальбом немецкого солдата (189 фото).

В пьяном состоянии любая дорога кажется короткой. Вот он Львов, получил свои четыре чугунные сумки. Сдвинуть их с места в одиночку за раз было никак нельзя, я брал два баула, перетаскивал их на расстояние видимости, потом возвращался обратно и нес к месту дислокации вторую пару, таким манером и передвигался. Сел в тачку – мне в гостиницу, говорю. В какую? Да в любую, недорогую, главное.

Мы объехали с десяток дешевых гостиниц, и оказалось, что свободных номеров нет ни в одной. Отлично. Поехали на железнодорожный вокзал, там можно было переночевать и решить вопрос с сумками. Собрав себе одну оперативную сумку, куда я сложил всего понемножку, один пылесос, несколько машинок, дисков для циркулярных пил, сифонов и прочего, я сдал свой багаж в автоматические камеры хранения. На следующий день, поплутав по незнакомому городу, нашел какую-то гостиницу типа Дома колхозника, где меня поселили, и стал искать точки сбыта своих пылесосов. Вскоре я набрел на какое-то подобие вещевого рынка, там я и выложил свои богатства на клеенке и принялся торговать. Потихоньку ко мне пришло понимание того, как же я смогу встретиться с братом, как же он меня найдет в городе с почти миллионным населением? Интернета тогда не было, мобильных тоже, а он, наверное, уже прилетел…

Посмотреть статью:  Внимание: В Кстово ищут мужчину, нападавшего на детей. Составлен фоторобот.

Через несколько дней неудачной торговли деньги закончились, жить в гостинице было дорого, и даже несмотря на то, что я продал почти все, что у меня было в той моей оперативной сумке, пришлось оттуда съехать. Приехав на ж/д вокзал за оставшимися вещами, я вдруг понял, что не помню кодов камер хранения, я их почему-то не записал, вот хоть убейте, ни одной циферки не помню. Ну да не беда, пойду в Нижний Новгород пешком, это примерно 1762 километра, дойду потихоньку, главное, узнать, в какой он стороне. Местные бомжи стали мне объяснять, куда мне нужно идти, и даже угостили водкой. Сидя вместе с ними на корточках, я услышал знакомый голос сверху:

– Макс, ты здесь?!

Это было чудо, мой старший брат нашелся! Оказывается, билетов во Львов на следующий день не было, но были билеты в Смоленск, а это примерно в ту сторону, так что он полетел в Смоленск. Там он обнаружил, что денег на билет до Львова ему не хватает и решил было повернуть назад, но денег на билет до Нижнего ему не хватало тоже. Пару дней он жил на местном железнодорожном вокзале, где, наблюдая за местной братвой, увидел, что несанкционированная торговля ж/д билетами процветает. На последние деньги брат покупает несколько билетов на ходовые направления и начинает ими спекулировать. Дело идет, он в несколько раз увеличивает свои капиталы, ест и живет там же, на вокзале, а когда сумма увеличивается до необходимой, покупает билет во Львов и летит ко мне. Ровно через неделю после того, как мы расстались, он пребывает во Львов и едет на железнодорожный вокзал, где находит меня в курилке с бомжами, собирающимся пешком идти в Нижний Новгород.

Посмотреть статью:  Редкие сексуальные фотографии Agnetha Faltskog из ABBA

Так как мой старший брат может договориться с любым человеком, мы знакомимся с начальником вокзала, объясняем ему нашу проблему, я вспоминаю ячейки, куда положил свои 15 пылесосов, и нам их открывают. Мы дарим начальнику два флакона со стеклоочистителем «Секунда», счастливые, ночуем на вокзале, а на следующий день отправляемся на поиски правильного рынка, о котором брату рассказали вокзальные братки. Торговля идет хорошо, мы снимает сначала угол у одной пожалевшей нас старухи, потом холодную комнату на чердаке в пятиэтажке.

Почти год мы с братом ездили из Львова в Нижний и обратно, пылесосы с сифонами раскупались как горячие пирожки, а особенно хорошо сметались стеклоочистители «Секунда» и сувенирные машинки. Достигнув стабильности, мы захотели чего-то большего и ушли в производство хохломских чайников и самоваров, где мгновенно разорились, но Львов останется для меня навсегда светлым воспоминанием, особенно та наша встреча с братом на ж/д вокзале…