Моя подруга говорит, что я — нехороший человек, потому что не люблю говорить ртом.
--:-- 01 октября +11°C Нижний Новгород
USD 55,29 EUR 52,73 Нефть Brent 87,96

Моя подруга говорит, что я — нехороший человек, потому что не люблю говорить ртом.

Мы стоим с одной моей близкой знакомой на крыльце, она курит. Курит и говорит мне, что я — нехороший человек, потому что не люблю говорить ртом, мне бы все письмами общаться, смсками, вотсапины слать, ругаю ее звонки эти не к месту, а ей хочется взять трубку и позвонить.
Ей очень хочется говорить. Все время.
Несколько лет назад ей сделали операцию. Удалили щитовидку. Доктор ошибся и задел голосовые связки. Он сам потом признался в этом. И у нее пропал голос.
Мы говорим и она ругает доктора и медицину громким, немного хрипловатым голосом, не стесняясь в выражениях.
— Как? — спрашиваю ее. — Пропал?
— Почти полностью. Я не могла говорить. Сипела вот так (говорит глухо и так что едва-едва можно разобрать).
Если этого не знать, то догадаться почти невозможно. Она говорит, что иногда во время разговора она хватает воздух, как будто бы задыхается, но если не знать не понятно, потому что она курит, курильщики вообще некоторые выплевывают легкие, кого этим удивишь.
— Голосовые связки должны быть в норме подвижными, я все тогда узнала, — рассказывает она. — А у меня они не двигались. Между ними немного воздуха проходило, достаточно, чтобы я жила, и все. Только я, конечно не жила. Фактически инвалид. Только инвалидность тоже не давали.
Она проходила обследования. Ее смотрели самые разные врачи.
В двадцать с небольшим ей предложили вставить в горло трубку.
Я не помню в каком-то фильме был злодей, который курил через такую. Я бы не хотела себе представить ее на месте этого злодея.
Она говорит, что ей предложили такой вариант, мол, дышать через нее, а когда захочется что-то сказать — затыкать. Ну или как-то так это работает.
Она так легко это рассказывает, и я думаю, что ведь никогда не знаешь, какие вещи пережил человек, который сидит рядом с тобой, иногда не чужой даже человек, а все равно можешь не знать. Это только в книжках у людей там меняется в взгляд после сложных жизненных историй или «Флорентина вернулась домой совсем другой», в жизни же не так совсем.
— Как-то раз я ехала в маршрутке и хотела попросить водителя остановить. Я прохрипела ему, а он не услышал. И я проехала свою остановку. Потом вышла и начала плакать. Ко мне люди подходили, спрашивали меня, все ли в порядке. А я ничего им сказать не могла, хрипела, что да, все хорошо, а они не понимали, — говорит она.
И альтернатива этому всему была одна — трубка в шее. Но эта моя знакомая искала другие варианты. И нашла на каком-то форуме врача не то из другого города, не то из другой страны. Врач писала что-то про шарики.
— Я написала ей письмо, описала ситуацию, спросила, что можно сделать, — вспоминает подруга. — Она сказала — надувай шарики. Обычные шарики. Я надувала. Каждый день их надувала. Не знаю сколько этих гребаных шариков я надула до того, как мне, наконец-то, во время очередного осмотра сказали, что голосовые связки двигаются, что есть прогресс.
И потом было много шариков.
Очень много, я полагаю.
И теперь она стоит и рассказывает мне своим прекрасным голосом с легкой хрипотцой эту историю. И улыбается. И говорит, что я — нехороший человек, потому что не люблю говорить ртом.

Посмотреть статью:  В смертельной опасности - пользователи ВКонтакте, проживающие в Алтайском крае
Наталья Ромашина

Обязательно напиши комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *