Дмитрий Ольшанский: Русскому народу нужны деньги.
--:-- 23 сентября +12°C Нижний Новгород
USD 66,24 EUR 78,07 Нефть Brent 78,80

Дмитрий Ольшанский: Русскому народу нужны деньги.

Мы сейчас драматически переживаем гибель сотрудников ЧВК в Сирии, вокруг этого на государственном уровне идет большой скандал, а я подумал: если бы в Америке, в Британии, еще где-то в западном мире взрослый человек завербовался в частную армию, поехал искать кондотьерского счастья в третий мир и там погиб, — стало бы это большой национальной драмой?
Конечно же, нет.
Ну, пошел господин Икс воевать в Африку за интересы чьего-то бизнеса или за одного диктатора против другого — законно пошел или не очень, неважно, — это его дело, точка.
Но мы-то переживаем смерть этих людей почти как смерть призывников в Грозном в 1995 году.
Мы психологически не воспринимаем этих людей как кондотьеров, пиратов Его Величества — какими они формально являются.
Мы оплакиваем их как жертв.
А почему?
Потому что мы не верим, что в России есть что-то «частное».
В какое-то «частное дело» — не верим.
Мы исходим из того, что там, где фигурирует «частное» — там работает просто форма государственного обмана, когда чиновники что-то впаривают, продают, передают из рук в руки, покупают более выгодным и безответственным для себя способом, тогда как сделать все то же самое, но собственно в роли чиновников — для них дорого, хлопотно, обременительно.
Проще и лучше нас обмануть с помощью «частного», — а дальше будет обычное: «государство тут не при чем, что за претензии?»
И мы правы.
Многие социальные институты в России пародируют разные формы западного мира, но ими не являются.
Наши чиновники — это не их чиновники, наши налоги — это не их налоги, наши суды и законы — это не их суды и законы, вот и наши сотрудники ЧВК — это не герои голливудского боевика, отчаянные авантюристы и кондотьеры, — а несчастные обманутые мужики из депрессивных провинциальных городов, которым государство обязано было что-то дать — работу, которой нет, пенсию человеческую, службу в сокращенной воинской части, что угодно, но — «денег нет», «работайте за 15 тысяч рублей», «обратитесь в Спортлото», — и тогда эти люди берут себе билет в смерть за те деньги, за те условные полторы тысячи долларов, которые в западном мире им бы заплатили за ту работу, выполняя которую они остались бы живы.
В России нет ничего «частного».
В России есть только специально созданные пустоты в казенной собственности и казенной работе, которые государство делает «частными» для собственной выгоды или собственной экономии.
А на самом деле система должна.
Она должна всем, всегда и за все — в том числе и этим погибшим — и без всякой Сирии.
Должна за саму жизнь на севере, жизнь в дрянных многоэтажках с разбитыми дорогами, должна за украденный и вывезенный триллион долларов — тогда как предлагает система пятнадцать тысяч рублей, должна за то, что отдает деньги мигрантам и кормит Азию, и бесконечно прощает долги, и по пятнадцать раз переделывает свои стадионы, танцуя перед вип-иностранцами, она должна, повторяю, за все.
И не отдает.
Делает вид, что «денег нет», — а платит по-человечески только за всякую гадость, вроде войны в чужой пустыне.
Так что мы правильно делаем, что сострадаем сотрудникам ЧВК как призывникам.
Они и есть призывники — ограбленные и обманутые.
Российская Федерация, дорогая, не надо рассказывать про то, кто там госслужащий, кто бюджетник, а кто частное лицо, и где у тебя госкорпорация, а где регистрация на Каймановых островах, не надо этих наперстков.
Русскому народу нужны деньги.

  Шокирующая правда о психбольницах.

Via: Дмитрий Ольшанский












Обязательно напиши комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *