«Путин бывает либо один, либо среди специально подобранных и обученных, а чаще всего знакомых ему людей. Все общение с публикой — одностороннее: через телевизор или, максимум, редкие короткие речи перед сторонниками. Единственный относительно интерактивный формат — «прямая линия» — по сути спектакль с актерами-любителями, которые предварительно до одури репетируют свои роли», — пишет общественный деятель в Facebook по итогам визита президента в Кемерово.

«Говорят, что Путин боится людей. Видимо, это так, но тут смешиваются два страха. Один — «страх ФСО». Они боятся за безопасность: как можно подпустить к президенту людей, которых не проверили по всем базам, не обыскали, не взяли подписку о неразглашении и пробу крови? А вдруг теракт? Или сумасшедший бросится с кулаками? Нет уж, надо все зачистить, а при необходимости заполнить пространство своими сотрудниками.

Посмотреть статью:  Как выглядят сто слоев помады, тонального крема и накладных ресниц на одной девушке

Но думаю, что лично у Путина сильнее другой страх. Он уже 20 лет не общался на равных с обычными людьми, не ходил среди них по улицам, не держал в руках наличных денег. О чем они станут говорить? Что могут спросить? Что вообще на уме у них?

Конечно, он видит данные опросов, но сухие цифры не помогут понять чувства, беды и надежды конкретного Сергея из Москвы или Натальи из Челябинска. Легко попасть впросак, показаться пустым и глупым. К счастью, если ты российский президент, ты можешь просто дать знак — и тебя надежно избавят от малейшей необходимости видеться с этими непонятными, странными существами. Но пропасть будет только расти, и страх вместе с ней».

Посмотреть статью:  Впечатляющий стрит-арт со всего света