--:-- 24 сентября +15°C Нижний Новгород
USD 57,65 EUR 69,07 Нефть Brent 56,86

Ольга Ширнина: Возвращаю цвет историческим снимкам. Колоризация памяти.

Ольга Ширнина, работающая в сети под ником Klimbim, хороша знакома пользователям по колоризированным историческим снимкам. Кропотливое превращение черно-белых фотографий в цветные для Ольги не просто любимое занятие, но своего рода способ взглянуть на историю иначе.​ Несмотря на популярность, Ольге нередко приходится выслушивать негативные комментарии от тех, кто не приемлет колоризацию как таковую. О себе и своем творчестве она рассказала в интервью Ситифокс.

 Расскажите о себе. Как вы связаны с фотографией? Ваши работы дают основание предположить, что вы — профессиональный ретушер. Это так?

— Я переводчица с немецкого языка, с фотографией моя работа никак не связана. Красить я училась с помощью видеоуроков в интернете — хотелось бы сказать спасибо людям, которые делятся своими знаниями и умениями. Много полезного узнала от коллег-колористов.

 Как давно вы начали эксперименты по колоризации фотографий?

— Сначала я развлекалась фотоколлажами, постепенно осваивая работу с графическими редакторами. Иногда попадались интересные черно-белые снимки, которые хотелось бы иметь в цвете. Потом я увидела в сети раскрашенные фотографии и поняла, что это реально. Начала потихоньку пробовать, изучать инструменты. Кстати, я все еще в процессе, так как неоткрытых технических возможностей очень много.

Великая княжна Ольга в палате с пациентом, 1915 год

 По какому принципу вы отбираете фотографии? Может быть, вас интересуют конкретные исторические эпохи, личности, явления?

— Начинала я с портретов голливудских звезд, потому что в сети много таких фотографий высокого качества и разрешения. На них хорошо отрабатывать новые приемы, экспериментировать. Потом стала красить старинные фотографии, если меня чем-то привлекало лицо или, например, наряд. Какие-то работы, которые мне казались удачными, стала выкладывать в интернет. В итоге меня пригласили в группу в одной из социальных сетей, в которой её создатель, англичанин Даг Бэнкс (Doug Banks), решил собрать колористов со всего мира.

Это было, можно сказать, этапное событие. Я увидела, как много на свете таких же «ушибленных цветом» единомышленников — людей всех возрастов, со всех континентов. Мужчин там 90-95%, и почти все они красили военные снимки, причем на фотографиях были американцы, англичане, французы, немцы, а наших не было. И я решила восстановить баланс сил. Но первые же фотографии солдат Красной армии в цвете вызвали шквал негатива, требовали даже, чтобы я «прекратила красную пропаганду». Сначала я была ошарашена, но потом решила: не нравится — получите еще. С тех пор тему Великой Отечественной я не оставляю, хотя красить военные фотографии значительно сложнее, чем голливудских красоток, а наши критикуют меня подчас жестче, чем иностранцы, особенно если допустила ошибку в деталях униформы и тому подобное. Другими словами, с одной стороны атакуют русофобы, с другой — перфекционисты.

Еще бросалось в глаза, что русская тема практически отсутствует в колоризациях, исключая разве что фото царской семьи. В рунете с восторгом публикуют «импортные», в основном американские раскраски, которые действительно хороши, но мне все же ближе наши сюжеты.

 Ваши работы выглядят невероятно реалистично и гармонично. Вы представляете заранее, какие цвета будете использовать, или же итоговый результат — следствие всего рабочего процесса?

— Когда результат полностью совпадает с задуманным — это высший пилотаж, но такое получается нечасто. Обычно все же идет поиск оптимального цветового решения. При этом полезно знать основы теории цвета. Когда я только начинала заниматься раскрашиванием, мне предложили сделать перевод книги о цветоведении, что оказалось очень кстати. Многое оттуда пригодилось, особенно такие темы, как дополнительные цвета, цветовые контрасты и гармонии.

Критически оценивая свои раскраски, я вижу, что более-менее реалистично выглядят портреты, лица. Обычно хорошо получается то, что интересно. Я знаю американскую колористку, которая обожает автомобили 50-х, большие, с сияющими хромированными деталями. И я не знаю никого, кто бы красил их лучше нее. Она охотно делится своими секретами, давала мне свои рекомендации, но все же я отношусь к автомобилям ровно, хоть и работала многие годы с Мерседес-Бенц, журналом «За рулем», разными автомобильными компаниями, поэтому мой результат, прямо скажем, не блестящий. Среди колористов тоже есть баталисты, маринисты, портретисты. Мне интересно последнее. Хотя хотелось бы, конечно, стать универсалом.



 С чего вы начинаете при обработке отдельно взятой фотографии? Сколько времени в среднем требуется для обработки одной фотографии?

— Задача состоит в том, чтобы, во-первых, раскрасить отдельные детали изображения разными цветами, максимально приближенными к реальным, и, во-вторых, придать результату целостный, гармоничный вид. Сначала я выполняю техническую часть работы — выделяю фрагменты изображения. Это довольно нудно, но неизбежно. Зато потом начинается самое интересное. Раскрашивание я почти всегда начинаю с лица, затем подбираю цвета и оттенки для остального. Самое сложное для меня − красить предметы, детали, здания и прочие неодушевленные объекты. Усидчивости не хватает.

Чем больше различных деталей на фотографии, тем больше времени занимает колоризация. От получаса до нескольких часов. Это в сумме, так как я редко крашу картинку от и до, обычно я переключаюсь между своей основной работой, переводом, и раскрашиванием.

 Учитываете ли вы какие-либо фактические данные при колоризации портретов известных личностей (цвет волос, глаз)?

— Обязательно. О цвете глаз Ленина, Чехова, Маяковского, Распутина, Керенского есть свидетельства современников. Если найти информацию не удается, полагаюсь на здравый смысл (у Чойбалсана или Хо Ши Мина глаза вряд ли были голубыми) и воображение. Нередко меня поправляют. Я несколько раз красила платья Джин Харлоу, первой платиновой блондинки Голливуда, в розовый цвет, пока ее поклонники не написали мне, что она этот цвет терпеть не могла.

 После вашего прикосновения фотографии словно обретают второе дыхание, а история предстает в новом измерении. Какие эмоции испытываете вы в процессе работы и потом, когда сравниваете черно-белые и цветные снимки?

— Я сравниваю черно-белый оригинал и раскрашенное фото с одной целью: проверить, не исказила ли я выражение лица, глаз. В процессе работы есть один волшебный момент, когда фотография оживает. Иногда бывает жутковато: добавила какой-то штрих, и человек с фотографии взглянул на тебя, как живой. И внимательно следит за твоими движениями… Кто это испытал, уже не забросит это дело. Недавно в нашей группе колористов один из участников обратился к собратьям с вопросом: а вы не замечали, что раскрашивание — это своего рода зависимость? Подтверждаю: это захватывает.

 Работаете ли вы на заказ?

— Если фотография мне интересна, если она связана с историей, я берусь за работу. А красить обычные фото из семейного альбома скучновато, кроме того, в сети есть множество фотосайтов, предлагающих услуги реставрации и колоризации на очень высоком профессиональном уровне. Люди зарабатывают таким образом, и я не хочу быть штрейкбрехером.

Иногда мне заказывают колоризации в качестве иллюстраций к книгам, статьям. Например, так было с фотографиями Маты Хари, которые появились на обложках книг издательств из Италии и Бразилии. Мне это интересно и, кроме того, снимает проблему копирайта. Если кто-то публикует мою раскраску, то все вопросы с авторским правом на черно-белое изображение он берет на себя.

 Проводите ли вы мастер-классы по обработке фотографий, ретуши?

— Меня часто спрашивают, какую технику я использую, и я сделала видеоклип с пошаговой инструкцией. Многие потом писали — надо же! Это так просто! В самом деле, техника несложная. Человек, знающий основные команды и инструменты графического редактора, усвоит ее очень быстро. А остальное — это чувство цвета и чувство меры.

— Есть ли у вас какие-то творческие задумки об обработке фотографий определенной исторической эпохи, например?

— Меня интересует самая разная тематика, в первую очередь история России. И можно только позавидовать американским коллегам, у которых огромный выбор высококачественных изображений, опубликованных на сайте библиотеки Конгресса и многих других. Наши архивы не так щедры.

 Колоризация фотографий для вас — что это? Отдых, любимая работа, творчество?

— Отдых, хобби, развлечение. Klimbim, мой никнейм в интернете, в переводе с немецкого означает «безделушки, побрякушки» и даже «милый китч». На большее не претендую.
К военным фотографиям, конечно, другое отношение, и работа с ними — наиболее трудоемкий процесс. Много времени уходит на поиск информации об униформе или цветах техники, и хорошо, если находятся знающие люди, готовые дать квалифицированный совет.

— Что вас вдохновляет? Есть ли у вас любимые фильмы и режиссеры, картины которых в плане цветопередачи являются для вас примером?

— Не задумывалась специально, но на ум сразу приходят «Леопард» Висконти, «Девушка с жемчужной сережкой» Веббера и «Женитьба Бальзаминова» Воинова, которые радуют глаз цветом и светом. Когда красишь фото определенного временного периода, интересно сделать его в стиле той эпохи, поэтому изучаю работы Прокудина-Горского, Фридлянда, цветные съемки послевоенного Берлина и т. д.

— На сегодняшний день вы являетесь одним из самых известных российских художников на Западе. О вас часто пишут западные издания.

— Это большое преувеличение. Во-первых, я не считаю себя художником, во-вторых, насколько я знаю, на западных сайтах публиковали подборку моих раскрасок на русскую тематику. Это интересует людей, что бы там ни писали про Россию.

 

— Важно ли для вас общественное признание? Как вы относитесь к популярности?

— Я не планировала выходить на широкую аудиторию: не все пока получается, не все инструменты изучены. Мне было комфортно в группе таких же, как я, колористов, и было достаточно признания с их стороны. Но один молодой румын убедил меня, что нужно завести свой сайт, и я согласилась. Он же все мне и оформил (поэтому там все на английском), спасибо ему. А потом кто-то где-то сделал перепост, ну и завертелось.

Меня много и очень жестко критикуют в рунете, требуют прекратить «это безобразие». Теперь критики стало еще больше. Кстати, в других странах колористам тоже постоянно достается. Просто есть люди, которые категорически не приемлют колоризацию, и спорить с ними нет смысла. Но у меня много подписчиков из разных стран, думаю, им так же, как мне, интересно взглянуть на исторические события и личности по-иному, попытаться представить, как они могли выглядеть в цвете.

Еще мне нравится, что теперь в подборках колоризаций, которые публикуют различные интернет-издания, например, о Второй мировой, есть и русская тема.

— Благодарим за беседу! Удачи вам и вдохновения!

— Взаимно!

Большая подборка Klimbim

Большая подборка Klimbim

Обязательно напиши комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *